…Июньским днем 1941 года, Тося Павлова, взяв на руки полуторагодовалую дочь, вместе с матерью уходила через горевшие Белосток, Волковыск в сторону Бобруйска. Муж – военный офицер, служивший на границе Западной Белоруссии, погиб в первые часы войны.
«Мы шли по болотам, лесам… – рассказывает Антонина Ивановна. Мучила жажда, но воды взять было негде: реки были залиты кровью, деревенские колодцы завалены трупами детей. На деревьях – повешенные люди. Но самое страшное – непрерывная бомбежка. Фашистские летчики, сбросив бомбы, спускались пониже к земле и расстреливали лежавших людей из пулеметов. Лишь немногие потом поднимались и шли дальше…»
В Бобруйск Тоня с дочерью и мамой пришли только в августе, ноги – опухшие, в ранах, с кровавыми мозолями. На довоенной квартире их встретили её сестры – Нина, Нюра и Лиза.
Решение девушек было однозначным: мстить! Мстить врагу, не жалея жизни. Вскоре Тося смогла связаться с группой бобруйских подпольщиков, в которую входили Ливенцев, Лепешкин, Кремнев, Лемешонок и другие. Сначала сестрам поручили переписывать и расклеивать листовки, наблюдать за железной дорогой: сколько прошло эшелонов, с чем. Тося, Нина и Лиза искали оставшихся в деревнях коммунистов и комсомольцев, руководящих работников, красноармейцев, налаживали связь с бобруйским подпольем.
В октябре 1941 года сестер официально приняли в городскую подпольную организацию, а в 1942 поручили опасное и ответственное задание. Через Андрея Колесникова, подпольщика, работавшего на бирже труда, Нину и Тосю устроили кухонными рабочими в столовую для фашистских летчиков. Немецкие бомбардировщики именно отсюда, с бобруйского аэродрома, несли свой смертоносный груз на Москву, и нужно было сделать все необходимое, чтобы этого не допустить. Старательные, аккуратные сестры были на хорошем счету у немецкого повара Петера. Поэтому Нина и Тося, ухитрившись добавить яд летчикам в еду, остались вне подозрений и даже остались работать здесь дальше. Две недели лежали в госпитале отравившиеся офицеры; бомбардировка Москвы была приостановлена. Но девушки посчитали такой способ борьбы неэффективным, о чем и доложили командованию подполья. Тогда с помощью Колесникова сестры получили работу в немецком штабе корпуса. В графике полетов бомбардировщиков на Москву и другие советские города с немецкой педантичностью были указаны дни и часы их вылета на полгода вперед. Но как его вынести из штаба, если тщательно обыскивают при входе и на выходе? И Тося с Ниной идут на рискованный шаг. Одевшись дома поплотнее, чтобы при случае нельзя было прощупать бумагу, Тося, придя на работу в штаб, оборачивает график вокруг пояса и падает, скорчившись от приступа аппендицита. Нина плачет и просит отвезти сестру в больницу. Как же хохотали сестры после того, как немецкий водитель вытащил «Умирающую» из кузова и бросил прямо на дороге, а сам уехал. Задание было выполнено.
Расписание полетов было передано в Москву, и теперь каждый бомбардировщик со свастикой удирал, сбрасывая бомбы, где попало, когда встречал наших истребителей, дежуривших в воздухе.
Следующим заданием для Тоси, Лизы и Нины стала необходимость проникнуть в карательные батальоны «Березина» и «Днепр» так называемой русской освободительной армии. Девушки наладили связь с начальником штаба. «Под немецкой формой бьется комсомольское сердце», - так сказал он сестрам. Как оказалось, многие из солдат этих батальонов хотели бы вернуться в Красную Армию и искупить кровью свое предательство… Подпольщицы проводили важную и ответственную работу: приносили в батальоны листовки, партизанские газеты и даже устав партии, проводили беседы. Партизанам же переправлялись сводки, спирт, медикаменты. Однако отважных сестер выследили, и по указанию командования партизанского отряда девушки ушли из города в лес. Их включили в боевые группы бригады. Тося ходила в разведку, в засады, на диверсии. Партизаны взрывали фашистские эшелоны, громили гарнизоны, минировали дороги. Бесстрашную Тосю ставили в пример лесным солдатам, а потом и гвардейцам – после соединения в декабре 1943 года партизанской бригады с частями Красной Армии.
Антонина Ивановна участвовала в освобождении родного Бобруйска, Осиповичей, Полоцка. А войну закончила под Наревой – между Бугом и Варшавой, получив тяжелое ранение. На боевом мундире Антонины Рябухо орден Отечественной войны I степени, медали «За отвагу», «Партизану Отечественной войны I степени», «За победу над Германией», медали Жукова, юбилейные знаки и медали. Она член Всероссийского комитета ветеранов Великой Отечественной войны.

Список литературы:
1. Пуримова, Л. Братство презиравших смерть  / Л. Пуримова  // Бабруйскае жыццё. - 2009 – 25 марта. –  С. 8.
  • рябухо_попова_а.и.txt
  • Последнее изменение: 2018/03/02 12:18
  • — mstrsid