Жители оккупированного Бобруйска увидели в городе объявление: «Тот, кто укажет, где находится Мария Масюк, заочно приговоренная к смертной казни, получит большое вознаграждение». Но Мария исчезла. Она ушла в партизанский отряд.
Мария – женщина необычной судьбы. Потеряв мужа-офицера в 1937 году, она воспитывала двух маленьких детей. Энергичная, горевшая ненавистью к захватчикам, она, не успев эвакуироваться, с первых дней оккупации активно включилась в подпольную работу.
Одной из основных своих задач антифашисты считали ведение пропагандистской и агитационной работы в городе, распространение среди жителей Бобруйска листовок и прокламаций, призывающих к активным действиям против нацистского режима, к неподчинению его приказам и распоряжениям. Это было совершенно необходимо, так как на городских улицах оккупанты развешивали динамики на столбах и транслировали «геббельсовскую пропагандистскую стряпню». Местные жители называли их «столбы брехунов».
Вместе с Лидией Островской и Ниной Гриневич Мария выполняет очень опасную работу по распространению листовок и радиосводок Совинформбюро. Каждое новое сообщение из Москвы на следующий день становилось достоянием бобруйчан.
Вскоре Мария получила от подполья особое задание: поступить на работу в продовольственный магазин. Отныне она несла ответственность за обеспечение подпольщиков продовольствием. Масюк приняли на работу в немецкую торговую фирму. Немцы оказали ей высокое доверие заведовать хлебным магазином № 4 по улице К. Маркса. Это было трудное испытание. Что может быть страшнее, когда тебя, советскую патриотку, подпольщицу, ежедневно рискующую не только своей, но и жизнью своих детей, все считают предательницей!
Постепенно, используя свое легальное положение, особое расположение и доверие хозяев торговой фирмы, Мария стала выходить на нужные связи. С большим риском ей удалось наладить связь с узниками бобруйской крепости. Для тяжелораненых и больных она передавала хлеб и медикаменты. Узники, в свою очередь, передавали Марии паспорта, удостоверения, которые принадлежали их умершим товарищам и теперь могли принести неоценимую помощь в нелегальной работе. Принимала активное участие в подготовке и организации побегов военнопленных, заботилась о надежных квартирах для них, собирала гражданскую одежду и продовольствие.
Только через магазин Марии Масюк было выдано для членов подпольной организации 4 тонны хлеба, 40 мешков сухарей, 800 пачек махорки. Мария Масюк понемногу стала привыкать к своему положению, спокойнее переносила оскорбления, а покупатели недоумевали, почему она не жалуется оккупантам и никому не грозит, лишь отмалчивается. Хозяевам торговой фирмы заведующая хлебным магазином нравилась. Её хвалили, ставили в пример другим продавцам, но на душе женщины становилось все тревожней. Через какое-то время она действительно попала под подозрение. Фашисты сличили количество талонов, выданных в немецких учреждениях с фактической продажей хлеба. Оказалось большое несовпадение. Стало ясно, что хлеб уходил неизвестно куда и кому. После допроса директор торговой фирмы обвинил Марию в хищении хлеба и угрожал, что этим делом займется военно-полевая жандармерия. Дом, где жила Мария, взяли под наблюдение. В этой крайне тяжелой обстановке, когда малейшая неосторожность грозила гибелью, провалом всего подполья, необходимо было, не теряя ни минуты, уходить из города. Мария ушла к партизанам.
В партизанском отряде она стала отважным бойцом, подрывником, разведчицей и еще не раз бывала по заданиям в Бобруйске. После войны Мария – участница операции по борьбе с бандитизмом в Западной Белоруссии.

  Использованные источники:
  • Пад покрывам ночы // Памяць: гісторыка-дакументальная хроніка Бабруйска / рэд.кал.: В.П. Алімбачкаў і інш. — Мінск, 1995. — С. 396.
  • Яковенко, В. К. Подпольщицы Бобруйска / В. К. Яковенко // Партизанки. — Минск, 1989. — С. 3 — 44.
  • масюк_м.txt
  • Последние изменения: 2019/04/11 22:13
  • — cbsbobr